February 12th, 2013

1

Деревня, где скучал Евгений...




Эта ужасная история, правдиво рассказанная западной прессой, произошла в нашем дремучем Владивостоке, с его допотопными традициями и совковыми нравами. Однажды в кинотеатрах нашего города показали "Титаник". Застенчивый молодой человек по имени Евгений был настолько потрясен американским киноискусством, что духовно переродился и ощутил себя гомосексуалом. В любой цивилизованной стране такая метаморфоза сделала бы его счастливым участником гей-парадов и привела под венец с любимым бойфрендом. Но только не в ужасной России, не в зверином Владивостоке, где несчастного мальчика начали лечить током. К счастью, карательная медицина оказалась бессильной: судьба привела нашего героя за вузовскую парту, где позиционирование нетрадиционной сексуальной ориентации является цивилизованной нормой. С этой минуты мир молодого человека раскололся надвое: в стенах вуза его утешали толерантные дети богатых родителей, а вне этих стен терроризировали гетеросексуальные нищеброды...
Тонкая, чувствительная натура гомосексуала не смогла вынести этой ежедневной пытки и в один ужасный день страстотерпец Евгений пришел в кассу Аэрофлота.
- Уан тикет ту Даблин.
- Куда, блин?
- Туда, блин, - ответил несостоявшийся Чайковский и навсегда покинул край березового ситца.
Вот к каким страшным последствиям приводит воинствующая гомофобия. И у нас этого гуталина...
Ты слышишь меня, проклятый Гуталин?

Collapse )
A Shpatak
  • shpatak

Japan Sea. Octopus & Hunting.

ohota
Бухта Рудная. Сайт Сенькина Шапка. Осьминог в процессе охоты. Никон Д700+Сигма 15мм.

Увидеть охоту осьминога мне удавалось всего несколько раз. Тут все зависит от душевного состояния осьминога- чаще всего осьминог при встрече с дайвером пытается скрыться, но иногда бывают исключения. Этот случай и был исключением. Небольшой осьминог вышел ко мне на встречу, отогнал меня от своей норы и удовлетворенный процессом, решил продемонстрировать мне как он охотится. В данном случае он накрывает своей мантией кусочек выбранного дна, как сетью, и обшаривает своими щупальцами накрытое пространство.

Collapse )
Nastroenie

Ищем рок-группу

Уважаемые сопесочники!

Ищем местную рок-группу, участники которой согласились бы выступить с небольшим концертом в детском доме 23 или 24 февраля.
Посоветуйте, пожалуйста, кого из местных певцов можно было бы попросить выступить?
Слушатели будут, скорее всего, возраста 7-18 лет. По слухам, там мальчишки давно мечтают о рок-гостях...
Ну и повод, опять же, 23-е февраля.
Буду благодарна за ответы в личку или на адрес: anna.werish@gmail.com

Заранее спасибо!
  • a_gorod

Ядерная война?

КНДР испытала ядерную бомбу
Проведенное ядерное испытание является прямым нарушением резолюции ООН, а также резолюции по безопасности на Корейском полуострове, подписанной на 21-й сессии Азиатско-Тихоокеанского парламентского форума во Владивостоке. 
3414-990x626

RALLY SPRINT 2013. 3-й этап

Добрый день, сопесочники! Как многие знают, в минувшие выходные состоялись 2-й и 3-й этапы чемпионата Приморского края по ралли-спринту. Вот видео с 3-го этапа. Кому интересно, фотоотчет со 2-го этапа здесь.

1

время насаждать и время вырывать насажденья




1.
В Приморский край поступила первая партия из 100 универсальных электронных карт. Как сообщили в департаменте информатизации и телекоммуникаций Приморского края, на этой неделе все они будут зарегистрированы, после чего их владельцам будут направлены уведомления с информацией о том, когда и где можно получить свою карту.

2.
О намерениях властей свернуть программу по снабжению граждан универсальными электронными картами (УЭК), вчера заявил министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров. По его словам, из закона "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" планируется исключить статью, предписывающую обязательную выдачу этих карт всем гражданам (за исключением письменно отказавшихся) с начала 2014 года. Столь радикальное заявление было сделано менее чем через месяц после официальной презентации Сбербанком действующей универсальной электронной карты, которую теперь может получить каждый. До этой презентации с 2010 года речь шла исключительно о пилотных проектах.
УЭК был одним из наиболее амбициозных проектов, инициированных Дмитрием Медведевым.



  • che_ck

Дикие времена во Владивостоке



Изд-во "Рубеж" наконец выпустило книжку Жозефа Кесселя "Смутные времена". Наконец, потому что эпопея с ее изданием длилась много лет. Сначала об авторе.

Жозеф Кессель родился 10 февраля 1898 года, в Аргентине. Его родители были родом из России. Отец - доктор Самуил Кессель, а мать Раиса Леск - дочь богатого купца, державшего универсальные магазины в Оренбурге и других южных городах России. Выйдя замуж за еврея, она уехала с ним за границу, чтобы не быть предметом досужих разговоров. Первый ребенок у них родился в Аргентине, а второго они приехали рожать к родителям Раи  в Оренбург. В 1899 году у них родился второй мальчик - Лазарь. До 1908 года они жили в России, но затем уехали во Францию. Там Жозеф стал журналистом, а Лазарь - актером. Лазарь рано женился и у него родился сын Морис, в будущем знаменитый писатель - Морис Дрюон. 

С 1914 года Жозеф печатался в крупнейших французских журналах и собирался поступать в Сорбонну, но началась Первая мировая война и он добровольцем пошел на фронт. Окончил школу летчиков, воевал на фронтах Первой мировой в Европе. В 1918 году он записался добровольцем во Французский экспедиционный корпус, направлявшийся в Сибирь. Так он попал во Владивосток. Это приключение и легло в основу повести "Дикие времена", написанную Кесселем в конце жизни.

Collapse )[Фрагмент повести]

Владивосток

Иная вселенная. Другая планета.

После огромного количества людей, суматохи, великолепных строений в порту Нью-Йорка, величественной бухты Сан-Франциско, после пляжей Гонолулу и волшебства внутреннего моря, после такого количества солнца, столь  насыщенной жизни и  красоты, что же предстало перед нашим взором? Тусклый свет, замерзший порт, корабли в тисках льдов; на набережных китайские кули, одетые в лохмотья и копошащиеся словно черви. Все – небо, лед, дома,  люди – все было серого цвета,  все было мрачным и грязным.

И наконец, расположившись по кругу и  развернув пушки в сторону города, похожие на  черные стальные призраки в тумане, стояли японские броненосцы. Да, японские. В этой войне они были нашими союзниками. Почему? Против кого? Признаюсь, я уже не помню этого, если я вообще когда-то это знал. Во всяком случае, их военные корабли  находились здесь, словно черные чудовища на льду они охраняли  подступы к мертвенно-бледному континенту. Да, это вызывало раздражение. Но одновременно  восхищало. Эта  таинственная земля, в плену льдов, именно из-за того, что она казалась столь  запретной, пробуждала непреодолимое желание ступить на нее. 

***
«Аквариум» – это ночной клуб, ночной клуб Владивостока.

Конечно, можно было найти немало мест, чтобы выпить, пока оставались желающие выпить. Вертепы в порту, кабаки недалеко от борделей, тоскливые таверны опасные для здоровья страдающих от бессонницы, но не располагающих большими средствами. Однако, наряду с ними существовало единственное настоящее ночное заведение: «Аквариум».

Естественно, я о нем слышал. Этот клуб знали все иностранные офицеры... До этого момента об  «Аквариуме» я даже не думал. И вот эта ночь все изменила. Забота о здоровье, чувство долга, в самой страшной дыре! Все за борт! Два зловещих поезда и невыносимые кули. Свет, шум, спиртное, музыка – вот мое спасение…

Я вылил десять кувшинов  воды в таз, я оттирал, тер свое тело до крови. Я надел лучшее белье, самую красивую форму (авиация позволяла это), ботинки с самыми красивыми шнурками. Правда, мне пришлось подождать, «Аквариум» начинал работу ближе у полуночи. Наконец,  полночь наступила.

Сильный мороз, сани с медвежьими шкурами, толстый бородатый  кучер, улица Светланская, широкая, пересекающая весь город...Едва я вошел, я увидел, что это превосходило мои самые смелые ожидания. Я был поражен, оглушен, восхищен ярким освещением, размерами этого места и количеством людей, находившихся здесь. Настоящая сцена. Довольно большой партер, как в крупных театрах, заставленный столиками. Наверху,  немного в стороне, галерея широких глубоких лож.  Все отделано и украшено согласно моде прошлого века: высокий округлый потолок, украшенный резвящимися нимфами и сатирами. Тяжелые хрустальные люстры. Безумство золота, кованых украшений, резного дерева.

Чтобы приходить сюда, нужно было иметь много денег и не особенно задумываться о них. До того, как началась войны и вплоть до Революции, в порт заходили торговые суда Англии, Америки, Японии, завсегдатаи Китайских морей. Здесь можно было встретить торговцев зерном и сливочным маслом, лесом, рогатым скотом, мехами, владельцев рудников, золотоискателей, трапперов, плативших, когда удача улыбалась им, самородками или соболиными шкурами. А сегодня, кто были все эти люди, сидящие очень близко друг к другу за столиками или вдоль узких проходов? С того места, где сидел я, в облаке табачного дыма и мерцающем свете люстр, я не мог различить ни черт лица, ни движений. Все, что я знал, что здесь были только мужчины, да еще много военных.

Я  ощутил тоску и одиночество. Но продолжалось это недолго.  Дружеский хлопок по спине заставил меня обернуться. Передо мной стоял английский офицер. Погоны майора, около сорока лет, невысокого роста, упитанный, со светлыми волосами, на щеках яркий румянец. Англичанин только зашел, я мешал ему пройти. Он осмотрел меня с головы до ног как хорошая ищейка и обратился ко мне по-французски, немного неуверенно,  у него был приятный акцент:

- Новенький? И, как мне кажется, - мои извинения, - потерянный. Позвольте предложить вам стаканчик. Меня зовут Робинсон.

Он  подхватил левой рукой меня под правую руку, и я оказался в ложе, где сидели около десяти посетителей, военных и гражданских.

- Это друзья, - заявил Робинсон. -  Вы, друг друзей, они - ваши друзья.

Появился официант. Робинсон заказал шампанское. По-английски. В «Аквариуме» это слово понимали на любом языке. Этой ночью вино стало мне другом. Оно не вызывало во мне приступы ярости, грусти, не отупляло. Но и не дарило мне радости, что испытывают заядлые пьяницы. Вино позволило мне расслабиться, избавило от навязчивых образов, преследовавших меня, усталость постепенно покидала мое тело.
В нашей ложе, все болтали, громко смеялись. Но меня это не особенно интересовало, меня это не касалось. Мне было хорошо, вот и все. Скрипки, гитары, балалайки. Люди распевали хором, хлопали в такт в ладоши. Великолепно. Русские народные песни, которые обычно, пробуждали во мне самые грубые инстинкты и доводили меня до исступления, сегодня меня почти не трогали. Разбитая посуда, драки. Это было где-то там, очень далеко… каждый мог развлекаться так, как ему нравилось. В ложе справа, американский офицер просил сыграть на аккордеоне мелодию Stars and Stripes. В ложе слева, канадский офицер, огромный как бык, стрелял из револьвера по потолку. Хорошо, очень хорошо. Все наслаждались так, как могли. Мои приятели по ложе подтолкнули меня к краю, чтобы показать сцену. Зачем? Ах, да! На  сцене, майор Робинсон, милый, розовощекий, само достоинство, майор Робинсон танцевал джигу. Самый страстный, самый необузданный танец в мире. Из одежды на нем был только шотландский килт, длиной  чуть выше колен, а под килтом – ничего, только голое тело.

- Он делает это каждый вечер, - объяснили мне мои компаньоны. – Когда он изрядно выпьет. Чтобы показать, что он – истинный шотландец, несмотря на то, что имя у него отнюдь не шотландское.

-  Он абсолютно прав,- произнес я.

Здесь все были правы.  Каждый знал, что ему делать и делал это без стеснений и раздумий. Здесь все были друзья. Я пил только, чтобы поддержать  это  благостное состояние. Оно длилось и длилось…

С тех пор, каждую ночь я проводил в «Аквариуме». Чтобы делать это, мне не надо задаваться вопросами, что-то решать. Просто так было. Во Франции я никогда не ходил в ночные клубы. Слишком юный возраст, война, отсутствие денег. Чтобы узнать, что такое ночные клубы, мне пришлось оказаться в Сан-Франциско.  Сколько их было! Слишком много. Как в полете, как в мечте. Ломаный английский, новые танцы, неизвестный джаз, марка героя, которую приходилось держать. Все это было исполнено фальши. Но не в «Аквариуме»! Швейцары, охотники, официанты, метрдотели, музыканты, артисты, все в этом заведении говорили на моем родном языке. Я был одним из них, но также одним из офицеров, прибывших со всех уголков света, которых привели сюда смертельные игры.

Владивосток, 1919 год. Зов джунглей. «Аквариум». Мой первый русский ночной клуб.

пс. Книга иллюстрирована уникальными фотографиями из архива Министерства обороны Франции.