Дмитрий Родионов (ogneev) wrote in vladivostok,
Дмитрий Родионов
ogneev
vladivostok

Дальний Восток и Россия: «развод» по понятиям

Одним из основных направлений новой президентской риторики Путина стало развитие Сибири и Дальнего Востока. Мы много услышали на эту тему из послания Федеральному собранию, где Президент озвучил инициативы, выдвинутые на заседании президиума Государственного совета по вопросам развития Дальнего Востока и Забайкалья, состоявшегося в конце ноября. Президент, как водится, журил чиновников за слишком медленные темпы реализации госпрограмм в регионе и рисовал радужные перспективы превращения его чуть ли не в центральное звено российской экономики со всеми вытекающими благами для его жителей.

То, что Дальний Восток не только важнейший в геополитическом плане форпост России, но и стратегическое направление экономического развития в условиях роста потенциала азиатско- тихоокеанского региона, думаю, понятно каждому. Так же, как понятно и то, что потеря его станет началом конца России как великой державы и страшнейшим ударом по ресурсно-сырьевой базе отечественной экономики. Сегодня важно осознать, насколько реальна такая перспектива, и найти пути полноценной реинтеграции региона в единое экономическое и гуманитарное пространство страны, без чего все, сказанное Президентом так и останется в лучшем случае утопией, а в худшем - очередным источником распила для олигархической элиты, что, несомненно, лишь ускорит дезинтеграционные процессы в стране.

Дальний Восток, несмотря на свою значительную удаленность от центра России, всегда играл важнейшую роль в развитии российской государственности. Даже в те времена, когда добраться сюда можно было только по морю, регион активно осваивался и развивался. Империя не была бы империей, если бы не владела Дальним Востоком, сверхдержавой уж точно не была бы. Сложности в коммуникации обязывали активно развивать инфраструктуру, что началось еще до революции (строительство Транссиба, начало освоения Северного морского пути). Во второй половине XIX века здесь действовал режим «порто-франко», благодаря чему Владивосток быстро превратился из военной крепости в крупный торговый порт.

Наивысшей точкой в процессе развития региона стал период сталинской индустриализации. В советское время регион занял ключевое место в народном хозяйстве страны, освоение его пошло невиданными темпами, население стремительно росло, сюда приезжали со всего Союза, что называется, «за длинным рублем», были построены новые города, крупные промышленные предприятия, проложен БАМ. Однако с распадом СССР Дальний Восток стал переживать общий для страны кризис: промышленность деградировала, остро встал вопрос нехватки рабочих мест. Можно без преувеличения сказать, что социально-экономический коллапс, постигший страну, здесь проявился в квадрате, если не в кубе. Население начало покидать регион, что на фоне демографической экспансии, со стороны ближайших соседей, в первую очередь со стороны страдающего от перенаселенности Китая, грозило обернуться демографической катастрофой и утратой суверенитета над регионом.

Все та же удаленность от центра, дававшая широкие возможности для относительной экономической и политической самостоятельности (когда в Кремле принимают решения, на Дальнем Востоке спят, и наоборот) способствовала тому, что все общефедеральные проблемы здесь проявлялись гиперторофированных масштабах. В 90-е регион стал крупнейшим в стране криминальным рассадником, ареной противостояния воров и «спортсменов». Полагаю, многим людям, даже никогда не бывавшим во Владивостоке, знакомы такие имена, как Винни Пух и Серега Шепелявый (бывшие мэр Владивостока и губернатор Приморья Владимир Николаев и Сергей Дарькин). Дарькин, несмотря на многочисленные криминальные скандалы, связанные с его именем, и поныне трудится в системе исполнительной власти – замминистра в Минрегионразвития, куда его любезно забрал Кремль, помня о его «заслугах». Николаев это вообще живая легенда бандитского Приморья, который когда-то держал город чуть ли не в суеверном ужасе. Сейчас он в международном розыске, местоположения его неизвестно. Своими уголовными делами, связанными с финансовыми махинациями, знаменит и его предшественник Юрий Копылов. В общем, криминал здесь корнями врос во власть, на долгие годы став этой самой властью. Здесь, на перекрестке важнейших транзитных каналов возникла фактически «черная дыра» – идеальная среда для криминала. Для федерального центра регион фактически стал обузой, превратился в неликвидный актив, все же, что было ликвидно – фактически отдано бандитам.

Как известно, там, где господствует криминал, никаких государственных интересов просто быть не может. Но свято место пусто не бывает. И в этих условиях на наш Дальний Восток начинают облизываться соседи по АТЭС. Регион начали завоевывать компании с иностранным капиталом. Местное население давно отвыкло от общего пространства (чему способствует невозможность ездить по стране в связи с нереальными для среднестатического россиянина ценами на авиабилеты). Некоторые свое будущее связывают с Китаем, а не с Россией.

Для Китая наш Дальний Восток - лакомый кусочек. Сейчас Китаю не нужны никакие конфликты, тем более военные, с Москвой же Пекину выгодно дружить. Но вопрос рано или поздно встанет ребром. Какими бы благожелательными намерениями в отношении России ни руководствовалось китайское руководство, демографический дисбаланс, когда по одну сторону Амура больше миллиарда населения, которому попросту некуда деться, а по другую – бескрайние слабозаселенные просторы, рано или поздно начнет исправляться если и не целенаправленной экспансией, то, так сказать, естественным путем. Иными словами, плотину может прорвать.

Надо помнить и о том, что многие жители Приморского, Хабаровского краев, Амурской области вполне благожелательно относятся к Китаю. Это не значит, конечно, что они готовы в любой момент принять китайское подданство. На самом деле, не так страшен черт, как его малюют, и размер «желтой угрозы» очень сильно раздут некоторыми мифотворцами в Москве. Но есть очевидные факты: многие наши сограждане гораздо чаще бывают в Китае, чем в других городах своей страны. Ездят туда за покупками, отмечают свадьбы, дни рождения, получать медицинские услуги – там все многократно дешевле. Цены на продукты потребления в Приморье сродни московским, а зарплаты просто несопоставимы. Некоторые россияне даже умудряются жить в Китае, сохраняя российское гражданство. Сдают квартиру у нас, а живут, и весьма шикарно по местным меркам, у них. Это элементарно и очень выгодно.

Между тем, и задыхающийся от перенаселенности Китай плавно перетекает на наш Дальний Восток. Не с такой скоростью, как нам рисуют кремлевские страшилки, но процесс идет. Идет с 1992-го года, когда был подписан договор о безвизовом въезде в приграничные города, и китайские гастарбайтеры лишенные такой возможности в советские годы, начали активно компенсировать упущенное за годы советской власти, что, напомню, происходило и происходит на фоне оттока местного населения.

Сегодня проблема демографии одна из центральных проблем региона. И судя по всему, решать ее в Кремле планируют традиционным способом – завозом еще большего количества мигрантов. Что уже началось – сегодня на улицах Владивостока гастарбайтера из Средней Азии можно встретить уже едва ли не чаще, чем китайца или корейца. Конечно, проще завезти толпы неприхотливых таджиков, чем создавать рабочие места для россиян или предоставлять им низкую ставку кредита на строительство жилья или покупку земли, оказывать им государственную поддержку. Все тоже самое мы видим по всей стране, но именно на Дальнем Востоке результат может оказаться как при попытке тушения пожара керосином.

Впрочем, помимо внешней угрозы поглощения региона, здесь существует еще и благодатная почва для внутреннего сепаратизма. Некоторые жители региона считают, и надо сказать, имеют все основания, что Россия их «кинула». Дальнейшим развитием этой мысли может стать осознание того, что у них есть и право, и возможности развиваться самостоятельно, как это было во времена существования Дальневосточной республики (1920-1922), так что у Дальнего Востока есть еще и серьезные сепаратистские традиции. И неслучайно партизанское движение, ставшее после гражданской войны одним из символов Приморья, едва не возродилось весной-летом 2010-го. Естественно, ни о каком сепаратизме, конечно, речи не шло, да, и масштаб был несерьезный, но для России это прецедент, первая ласточка. В случае политических потрясений федерального масштаба, не захотят не только «низы», но и «верхи», которые тоже не очень довольны тем, что центр вмешивается в их жизнь и забирает львиную долю налогов. Местные элиты давно живут по принципу «мы вас не трогаем, а вы не трогайте нас». Возможность бесконтрольно распоряжаться местными ресурсами, торговать с кем угодно, может показаться некоторым представителям элит заманчивой, как это уже случилось в начале 90-х. И в этом элиты могут запросто заручиться поддержкой «низов».

Я уже неоднократно писал о возможности возникновения в России не только этнического, но и социального сепаратизма, когда Москва станет обузой для ряда регионов, которые захотят освободиться от нее, полагая, что в независимом государстве жить будет лучше всем. И Дальний Восток в отличие от непосредственно примыкающего к центральной России и играющего роль естественного буфера с не очень дружественными соседями Северного Кавказа или полностью окруженного Россией мусульманского Поволжья, имеет не только предпосылки, но и серьезные ресурсы для самостоятельного развития. И в самом деле, регион богат лесами, запасами пресной воды, углеводородами, полезными ископаемыми. Есть чем торговать, и есть с кем. Та же Япония неоднократно намекала, что готова к всестороннему экономическому сотрудничеству, но только после решения вопроса с островами (который решится сам собой в случае отделения региона от России). Кстати, недовольство Кремлем вызывает здесь и активное вмешательство со стороны последнего в любые попытки ведения самостоятельной хозяйственной кооперации с соседями. Вспомним хотя бы разгон псковским ОМОНом горожан, вышедших отстаивать право на покупку японских иномарок. В общем, недовольных тут достаточно, причем среди представителей всех слоев общества. Нужна только политическая воля, которая, в случае возникновения в России серьезного политического кризиса, не замедлит проявиться.

Впрочем, Москва все же предпринимает своеобразные попытки привязать регион, точнее привязать местную элиту. Незадолго до смены губернатора Приморья и саммита АТЭС в край пришли московские кланы и бизнес-элиты, поддерживаемые Кремлем. Так, например, часть активов бывшего губернатора перешла в собственность московских элит. Да что тут говорить: сам саммит оказался далеким от тех целей, ради которых он якобы проводился. Никакого решения проблем нет, инвестиции в регион не пришли, отток населения продолжается, напротив - появились лишь новые проблемы. Город Владивосток фактически обанкротился, нет ни малейшей возможности содержать даже те объекты саммита которые хоть как-то, хоть и разваливаются на глазах, но все же были достроены.

Зато как местные, так и кремлевские бизнес-элиты получили шикарный подарок – коррупционную черную дыру, уступающую по масштабу разве что сочинской Олимпиаде. Тем, кто до сих пор думает, что, мол, такая хорошая была идея, напомню: это Россия (пока во всяком случае). И тут все по привычной схеме: новые рабочие места лишь временны и достаются в основном иностранцам, город задыхается от пробок на раздолбаных осыпающихся дорогах, люди лишаются собственности в пользу инфраструктуры мероприятия. Большая часть объектов не построена к сроку, часть объектов не построена вообще. Те, что построены, разваливаются зачастую еще до сдачи в эксплуатацию. Разговоры о миллиардных «распилах», громкие отставки, убийства и инфаркты у некоторых чиновников, уголовные дела против отдельных «стрелочников» и перебрасывание на другие стратегические объекты народного хозяйства коррупционеров «близких к телу», шокирующие заявления Счетной палаты… Да разве в нашей стране могло быть по-другому?

Вот на фоне всего этого президент заявляет о том, что в XXI веке вектор развития России – это развитие на восток. Мы снова, далеко не впервые, слышим сказки о полумифических программах развития, о том, что Москва наконец приняла политическое решение в отношении региона, о том, что скоро регион станет одним из самых процветающих в стране, и потекут молочные реки промеж кисельных берегов дремучей тайги и бесплодной тундры. Но снова что-то подсказывает, что все эти разговоры не более, чем сотрясание воздуха. Да и не видится мне возможным осуществление столь масштабных программ в сегодняшней России.

При Сталине – да, сделали, тогда действовали все те же любимые нынешним руководством госкорпорации («Дальстрой»). Но сегодня вопрос даже не в том, что мы не способны снова заплатить такую же цену, и что у нас нет ни людской, ни материальной базы для подобного рывка. Просто не нужна нашей элите ни мифическая «империя» или даже сильная держава, о поднятии с колен которой мы ежедневно слышим с экранов. Ни мощный финансовый и экономический центр на Тихом океане, способный бросить вызов Сингапуру, Гонконгу или Токио. Ни люди, живущие там, часть из которых давно покинула регион, а другая как-то выживает, все меньше и меньше ощущая свою связь с Россией. А нужны ей природные ресурсы и торговые порты. И тут интересы местной элиты совпадают с интересами кремлевской. Они всегда друг с другом договорятся, пока обеим сторонам это выгодно. По понятиям, как это повелось у нас в стране.



http://forum-msk.org/material/region/9722816.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments