Abonent303 (orientalist303) wrote in vladivostok,
Abonent303
orientalist303
vladivostok

Categories:

Ещё про Терней

В комментариях к предыдущему посту на тему возникли вопросы. Предлагаю дополнительную информацию, взято ОТСЮДА.

До 70-х годов двадцатого столетия северные районы, в т ч. и Тернейский район Приморского края, на археологических картах значились как земля неизвестная. Лишь в 1975 г. началось комплексное изучение этой территории, которое позволило развеять сомнения о времени первых поселений на территории Тернейского района.

От Духовских озер до реки Самарга располагались древние поселки. Самое раннее поселение найдено в районе р. Джигитовки и относится, по-видимому, к эпохе мезолита (8-10 тыс. лет назад). Обитатели его еще не знали керамики, пользовались кремневыми ножами, скобелями. Комплекс разновременных стоянок каменного, бронзового, железного веков, обнаружен в районе озера Благодатного. Обитатели неолитического поселка, возраст которого около 5 тыс. лет, умели изготовлять превосходную керамику, покрытую красной краской, пользовались украшениями их нефрита, отлично знали свойства камня, выделывая из него наконечники стрел, ножи, проколки.
Не менее оживленным в древности был п. Терней. Здесь непрерывно жили охотники каменного века (район Швырка, (аэропорт)), рыбаки железного века (район п. Пионерского), воины-скотоводы государства Бохай и Золотой империи чжурчьжэней — предков современных нанайцев, улычей, удэгейцев, орочей.
Остатки крепости чжурчьжэней сохранились недалеко от Тернея. Крепостные стены были сделаны в виде спирали, для того чтобы в случае нападения врага, защитники крепости пускали вниз по спирали огромные камни, которые сметали все на своем пути.

Бухта Терней была открыта более 200 лет назад. 5-6 июля 1787 г. знаменитым французским мореплавателем Жаном Франсуа Лаперузом на парусниках «Буссоль» и «Астролябия». Частые густые туманы не давали фрегатам подойти близко к берегу. Наконец погода стала благоприятствовать путешественникам, и Лаперуз направил корабли в обширный залив. Этот залив он назвал Тернеем.
Едва якоря коснулись дна залива Терней, моряки вытащили удочки и за несколько минут поймали дюжину крупной трески, чем были приятно поражены. Лаперуз тут же дал команду «закрыть доступ к солонине» и перейти на питание свежей рыбой.
Бухта Русская (Тавайза)«Каждая из пяти бухточек , — писал Лаперуз, - имела удобное место лова рыбы неводом и ручьи, в устьях которых французы расположили кухни. Рыбе достаточно было сделать один прыжок из моря, чтобы оказаться в матросском котелке. Мы ловили треску, форель, сельдь, камбалу, лососей...»
Природа на берегу залива Терней вызвала у Лаперуза и его спутников восхищение: даже самая прекрасная весна во Франции не могла сравниться с такими сочными тонами зелени, какие они увидели здесь.
«Вершины гор, - описывал Лаперуз, - покрывал сосновый лес. Ниже рос дубняк, и по мере приближения к морю деревья становились тоньше и ниже. По берегам ручьев росли ивы, березы, клены, на лесных опушках — орешник, цвели яблони и боярышник».
На берегах залива Терней французы не встретили ни одной живой души, хотя на каждом шагу натыкались на следы жизнедеятельности человека: деревья, срубленные острыми инструментами; остатки кострищ, разбросанные шалаши из веток...
Путешественники сделали вывод, что тартары приходят к берегу моря в сезон охоты и ловли рыбы. В основном же аборигены живут в глубине континента. Наверняка местные жители наблюдали за пришельцами, ничем не выдавая своего присутствия.
Еще они нашли могилу, в которой было захоронено два человека. На головах у них были шапочки из тафты. Тела завернуты в медвежьи шкуры, пояса выделаны из кожи, а к ним прикреплены китайские (так, во всяком случае, утверждает Лаперуз) монеты, а также украшения из меди... В могиле лежали железный топор и нож, деревянная ложка, расческа, небольшая сумка из нанки, наполненная рисом. Взяв часть предметов, в качестве образцов быта местных жителей, путешественники привели могилу в порядок.
Утром 9 июля 1787 г. французы, зарыв на берегу одной из бухт залива Терней сосуд с металлическими пластинами с выгравированными на них названиями кораблей, датой стоянки, подняли паруса, и ушли в сторону Сахалина.

Как до нас дошли эти сведения
Во время стоянки в Петропавловске Лаперуз передал свой путевой дневник и часть собранных коллекций некоему Бартоламео Лессепсу — участнику экспедиции, сыну французского консула в Петербурге, и велел ему добраться сушей до Парижа. Долог и труден был путь Лессепса, но он благополучно добрался до родины. Благодаря Лессепсу и дневнику Лаперуза, который он сохранил, мир узнал о плавании «Буссоли» и «Астролябии», открытиях экспедиции, названиях, которыми окрестил Лаперуз безымянные бухты, в том числе и бухту Терней. Ведь корабли Лаперуза во Францию не вернулись. Лессепс — единственный из участников экспедиции, которому было суждено остаться в живых.
Памятник ЛаперузуНам, тернейцам, Лаперуз и его товарищи по последнему путешествию, погибшие в Тихом океане от «любви к наукам», близки, как «пионеры», ступившие на наш берег. И в Тернее, в 1997 году, во дворе средней школы поставили небольшой памятник в память об экспедиции Лаперуза.

Откуда появилось название Терней, сами тернейцы узнали совсем недавно. Легенд об этом ходило много. Говорили, что Терней - название китайское. Потом говорили, что ороченское и что в переводе означает «долина смерти». Позже родилась более точная версия, наконец-то связанная с Лаперузом. Якобы с ним плавал лейтенант Терней, он умер, и его похоронили где-то на берегу залива, который и назвали в память умершего.

Е. Н. Суворов (статья Евгения Суворова "Загадка бухты Терней"), разыскивая настоящее месторасположение залива Терней, решил и другую задачу: почему Лаперуз назвал бухту именем Тернея. Он ознакомился с книгой де Лангеля «Трагическое путешествие... » и узнал, что де Терней был первым наставником Лаперуза.
Под флагом де Тернея он прошел военно-морскую школу от гардемарина до лейтенанта. Став адмиралом, потомок рыцарей, шевалье Шарль д, Арсак де Терней, прославил родовое имя крупными победами французского флота.
Вот в честь своего учителя и назвал Лаперуз открытый им залив. Сегодня название Терней осталось только в имени поселка.

Спустя 87 лет после Лаперуза к берегам уже Татарского пролива была направлена экспедиция под командованием Логгина Александровича Большева. Эта экспедиция закрыла последнее «белое пятно» на карте северо-восточного побережья Японского моря. Топографы ориентировались по картам, созданным, не без ошибок, западноевропейскими специалистами.
В наитруднейших условиях, терпя лишения непредсказуемой походной жизни, зачастую голодая из-за скудного казенного провианта и не имея времени добывать его ружьем на суше и крючком на воде, топографы отсняли берег на протяжении 1096 вёрст и, где было возможно, до 16 вёрст вглубь материка.
Съемщики описали 500 рек, включая крупные нижние притоки, нашли проявление таких полезных ископаемых как золото, свинец, серебро, железо, медь, каменный уголь.
Один из важнейших результатов экспедиции - обнаруженные по долинам рек селения аборигенов. Топографы встретили временные и постоянные поселения, большей частью, удэгейцев, в меньшей — китайцев-отходников. Исследователи собрали богатый материал по культуре, быту, обычаям местных жителей. Топограф подпоручик А.П. Егоров был первым «цивилизованным» человеком, посетившим и описавшим низовья реки Санхобе (ныне Серебрянки), где впоследствии вырос поселок Терней. Он же первым прошел и нанес на карту береговой участок между заливами Тавайза (м. Русский) и Пластун с Духовскими озерами. Сведениями экспедиции Л.А. Большева пользовались в России более 30 лет, пока их основательно не обновили и не дополнили В.К. Арсеньев и другие исследователи. Именами участников экспедиции в Тернейском районе названы сопки, реки, мысы. В 1999 году в парковой зоне п. Терней сооружен памятник русским первопроходцам.

Арсеньев и Дерсу УзалаЧто представлял собой Терней в начале 20-го века, можно узнать из дневников В. К. Арсеньева. Этот великий путешественник исходил вдоль и поперек весь Приморский край. Он написал две книги о своих путешествиях. Позднее были напечатаны его путевые дневники.
Первая его экспедиция по восточным склонам Сихотэ-Алиня состоялась в 1906 году и длилась полгода. Вел отряд гольд Дерсу Узала. Путь отряда к Тернею лежал через Пластун, Джигит, Благодатное. В Пластуне путешественники наткнулись на большую шайку китайских хунхузов. Дело могло кончиться худо, если бы не Дерсу Узала. Отстреливаясь, он увел хунхузов в другую сторону.
На реке Йодзыхе (Джигитовка) отряд Арсеньева повстречался с отрядом охотников, которыми командовал китайский старшина Чжан-Бао, живший в Тернее. Он разыскивал хунхузов, приплывших в Пластун грабить шаланды. Арсеньев очень уважительно отзывался Чжан-Бао в своих дневниках. Вот так он его описывает: «Мне не приходилось встречать человека, в котором так совмещались бы серьезность, добродушие, энергия, рассудительность, настойчивость и таланты дипломата. Его ум, самолюбие и умение подчинить себе толпу говорили за то, он был не простой китаец. По всей вероятности, это был один из политических преступников, бежавших из Китая. Во всем районе Чжан-Бао считался самой авторитетной личностью. И китайцы, и тазы обращались к нему за советами. Он часто заступался за обиженных, и поэтому у него было много тайных врагов. Особо он был непримирим к хунхузам, своими преследованиями он навёл на них столько страха, что они дальше реки Йодзыхе (Джигитовка) заходить не решались. Его штаб-квартира была в Тернее. И со всего побережья, южного и северного, в эту «квартиру» стекалась информация, и Чжан-Бао был в курсе всех событий. Таким был первый «мэр» Тернея.

ерсу Узала вел отряд тропой, по которой ныне расположена дорога на Терней. В Тернее Арсеньев прожил дней 20, и жил он в одной из фанз так называемого китайского поселка. Поселок насчитывал 38 фанз, в которых проживало 233 человека. В другом поселке, который располагался дальше от моря (примерно р-н Дубков), жили тазы. Тазовских фанз было 14, в них насчитывалось 72 мужчины, 54 женщины, 89 детей.
Арсеньев пишет: «Положение местных тазов весьма тяжелое. Они имеют совершенно забитый и угнетенный вид. Я стал, было их расспрашивать, но они испугались чего-то, пошептались между собой и под каким-то предлогом удалились. Очевидно, они боялись китайцев. Если кто-либо из них посмеет жаловаться русским властям или рассказывать о том, что происходит в долине Санхобе. (ныне р. Серебрянка в п. Терней), того ждет ужасное наказание: утопят в реке или закопают живым в землю».
В своих записях он также сообщает, что лет 30 назад здесь свирепствовала оспа, которая опустошила тазовское поселение. Китайцы выволакивали трупы крючьями из фанз и сжигали на кострах. Причем, часто вместе с мертвыми сжигались и больные. Тазы говорили по-китайски, хлебопашествовали, одевались одинаково, искусно владели ножами. По наблюдениям Арсеньева, китайцы не очень-то были ласковы к русским, смотрели на них как на пришельцев.
На следующий год Арсеньев организовал еще одну экспедицию в этот район, в Тернее он пробыл всего три дня.

Tags: История, По-секрету-всему-свету, Приморский Край, Природа, Фото-Видео
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments