bar_naxodka (bar_naxodka) wrote in vladivostok,
bar_naxodka
bar_naxodka
vladivostok

Categories:

История 64-я: GANZ.

ganz
Моё двадцатичетырёхлетие отпраздновали с огоньком. В этот день я отдыхал, но, нас с Филом потянуло в порт. Юра Леньшин в это время работал там крановщиком. Видели когда-нибудь портовые краны? Такие огромные, с ногами враскоряк, чтобы вагоны могли проехать между этими клешнями, с надписью Ganz на корпусе? Вот, как раз на таком работал Юрик. Был поздний вечер, совсем темно. Мы с Филом уже накатили прилично, но было скучно.
Нам подумалось, что Юрбану, там наверху, в кабине крана тоже скучно, и чтобы приукрасить его серое существование взяли с собой два «огнетушителя». Так называли вино "Портвейн" в бутылках из под шампанского. Больше им  подошло бы название «фаустпатрон», мозги эта хрень вышибала напрочь.
В кабину руководителя крана забраться не так просто. Сначала по этой кривой ноге, там металлическая лесенка, окаймлённая железной решёткой на случай падения, похожа на решётчатую трубу, довольно тесная. Но мы не сильно жирные, спокойно проходили в этой трубе. Я ещё подумал: нахрена она нужна? А если крановщик будет толстожопый например, как ему в кабину попасть? Наверняка, таких в кабину другим краном затаскивали.
Потом, по небольшой лесенке, надо попасть на крутящуюся платформу, напичканную крановыми механизмами. Там же находится кабина крановщика. Но в этом месте надо быть аккуратнее, иначе, если что, перережет напополам железными поручнями, как ножницами. Забрались мы к Юрику. Закуски ни хрена с собой не взяли, забыли. Благо у него нашлись какие-то объедки в мусорном ведре. Ништяк, сойдёт! Мы сюда не обжираться пришли. Юрбан выпивать отказался. Что-ж, благоразумное решение, всё-таки на крюке висит груз в несколько тонн и докеры внизу бегают, если что случись - докеры в лепёшку. В тюрьму никому не охота.
В итоге, та Юркина порция, которую мы употребили вместо него, и привела к конфликту интересов организма и бытия.


Сидим, выпиваем, лакомимся объедками. Все меня поздравляют. Кстати, самая шикарная днюха получилась, главное, экслюзивная. Босс рулит своими рычагами: "Виррра! Мммайна бля!" Докеры бегают. Разговариваем. По ходу учимся управлять этим Гансом. Там, оказывается, всё просто, всего две палки, вверх-вниз, влево-вправо. Груз на крючке раскачивается, можно запросто на пароходе снести нахер что-нибудь, если неаакуратно рулить. Он прав, лучше не бухать на кране, все знают, в нетрезвом виде координация неважная. Я порывался поруководить этой хренатенью. Юрка не дал. Молодец! Правильно. Кому охота сидеть потом за какого-то дебильного, бухого Алекса?

Наверно, мы ему мешали своим пьяным базаром и приставаниями с просьбой порулить. Но он всё стерпел. Это называется настоящий друг. Бутылка кончилась. Вторую вообще занюхивали рукавом. Конечно, меня цепануло, что там говорить. Забалдел я капитально! А Филу вообще стало хуёво. Без закуски это говно лучше не пить. Он ушёл куда-то за кулисы, туда, где гудели электрические моторы. Блевал на них с остервенением. Почитай, весь напиток выблевал, но мы на него не обиделись. Дело житейское.
Я и сам кое-как сдерживался, чтобы не вырыгать всю эту срань. За стенкой гудёж сумасшедший, кабина крутится туда-сюда, укачало меня на такой карусели. Буквально, приходилось заглатывать обратно ту херню, которая так и норовила выскочить наружу. Твою мать! Перед Юркой неудобно: пришли, блядь, обблевали все моторы и упидзили. Товарищи, называется. Но нет! Я не такой! Валить надо поскорее отсюда, пока сам рычаги Гансовые не испачкал. Честно скажу, облажались. Просто в тот раз мы с огнетушителями не рассчитали. Если бы закуска нормальная была, всё было бы нормально.

Поблагодарили хозяина за гостеприимство и поплелись обратно. Фил, конечно, был очень плох, да мне и самому было не очень. Нахера мы так много и быстро выжрали? Всегда потом задаёшься этим вопросом. Перед глазами всё плывёт и раздваивается, а тут ещё этот жутко опасный переход с крутящейся платформы, напоминающий гениальное изобретение умника Гильотэна. Блин, перепилит нас, Юрка, напополам как пить дать. Координация движений у меня нарушилась, а у Андрюхи совсем пропала. Мне приходилось его практически тащить на себе как раненого лося. Смертельный аттракцион - два алкоголика пролазят сквозь топор гильотины. Я представил, как работяги внизу, будут удивлены, когда сверху вдруг  польются потоки крови наполовину с портвейном, а потом на рельсы шмякнутся две башки с выпученными глазами. Ведь мозг ещё живёт с полминуты, прежде чем совсем окочурится.
Но не дождались работяги кровавого шоу. Собрал я всю силу воли в кулак, исхитрился я, и  в момент, когда проёмы совпали, обливаясь холодным потом, проскользнул с отрубившимся Филом на спине в адовы врата. Попросить рулевого сделать паузу почему-то не догадался. Видимо, все  центры догадливости в мозгу были отключены. Колёсики переклинило.
А тут следующее препятствие - лестница вниз. Спасибо этому неизвестному немецкому конструктору, который догадался сделать вдоль лесенки  решётку. Немцам она без надобности, а вот русским крановщикам, идущим с работы в крайне нетрезвом виде, в самый раз. Спасибо тебе, Фриц, что сделал такой заебатый, безопасный Ганс!
Ну, и что дальше? Как туда пихать этого вырубленного Фила? Он вообще перестал шевелить копытами. Соскользнёт, блин, в трубе, а там высота, как четырёхэтажный дом. Костей потом не соберёшь. Может быть, лучше вернуться, поспать?
Но назад дороги нет, в буквальном смысле отрезана. Сам еле-еле лыка вяжу, или лыко. Давай-давай, думай! Надо как-то выбираться из проклятой западни. Отпраздновали, бля! Прямо как в дурацких компьютерных играх, какой-нибудь Аладдин постоянно попадал в такие передряги. Но там игра, а здесь реальность. Пожить ещё охота и желательно не инвалидом. Детишек нарожать, как наказывала бабушка. Дерево посадить.
Чёрт с ним, поехали! Привёл я Фила в чувство, как мог. Потряс хорошенько, он приоткрыл глаза. Обьяснил ему серьёзность ситуации, пуганул насчёт переломанных костей и подбодрил будущими детишками. В глазах его затеплился огонёк разума, видимо, он тоже планировал продолжить свою фамилию. Я полез в дырку, как в открытый космос, и тяну за собой охуевшего товарища. Ужас! Он вообще ни черта не соображает, ноги соскальзывают, руки тоже как плети. Да! Агдам, всё-таки, убийственная штука. Тут ещё какие-то подозрительные рвотные позывы у него начались. У-бэ! У-у! Ик!
Проклятье! Эй! Мы так не договаривались! Я, значит, заявлюсь домой к маме, мало того что бухой вдрызг, так ещё и обрыганый с головы до ног лучшим другом. И что она подумает? Но бог, видно, всё-таки внял агнцу человеческому, а может быть, сыграло роль то, что мы мало поели и он успел всё это выблевать в кабине танка. Травить на меня он не стал.
Дорога вниз заняла очень много времени. Андрюха был практически без сознания и сидел у меня на башке, свесив ноги как тряпки. Когда добрались до земли, поблагодарил всевышнего, что всё так благополучно завершилось. Я был целый и даже не обблёваный, а то, что нетрезвый - так ведь днюха, святой день. После этого поклялся больше не бухать много портвейна без закуски в кабине крана, и выполнил свой зарок.
На другой день я работал, сильно болела голова. Сидел на причале и считал кое-как бочки селёдки. Колёсики в голове крутились с сильным скрипом, всё-таки Агдам, ребята, это полное говно. Наверно, его делали не из винограда, а из каких-нибудь коровьих лепёшек. Тут Леньшин подруливает. Дескать, вчера не поздравил по-нормальному. Вот, пришёл искупить свою вину - и показывает два флакона шампанского.
Ха! Так другой разговор! Мы уединились за штабелем каких-то коробок, раскупорили искромётную жидкость. В те времена шампанское меня почему-то практически не торкало, то ли я шибко здоровый был, то ли эффект психологический. Короче, пьянел не сильно от этого напитка.
Считаю селёдку, по мере возможности. Ну, в общем, всё нормально прошло. Только эта сучка, тальманша судовая, наебала всё-таки меня. Потом претензия пришла на сорок бочек, как я умудрился столько просрать - сам не пойму. Замяли эту фигню, я потом перекрыл другими продуктами, ну, то есть пришлось других наябывать. А куда деваться, всё по-честному: ты мне – я тебе. Всё равно социализм, всё народное, а значит, общее, наше!
Ближе к весне родители получили долгожданную квартиру. Значит, я был опять свободен, и опять как лист фанеры. Значит можно валить во Владик - лучший город мира!
продолжение будет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments