bar_naxodka (bar_naxodka) wrote in vladivostok,
bar_naxodka
bar_naxodka
vladivostok

81 Приключения младенца.

конь
Весной моя ненаглядная супруга преподнесла первенца. Её увезли в роддом 12 апреля. Я подумал: «Вот те на! Неужели родится в день космонавтики!» Но, проходит пару дней, а пацан не вылазит. Всё понятно, значит, родится в один день с Чарли Чаплиным, неплохо! Проходит ещё пару дней! Тишина! А если в один день с вождём всего пролетариата? Вообще зашибись! А вдруг в день рождения Гитлера? Не хотелось бы!
Но 19 числа появился на свет долгожданный малец, мой сын. Мама родная! Мой собственный сын! Я папа! Капздец! Неужели, я наконец-то размножился? Примерно такого же веса и примерно такого же размера, как я сам в момент появления на свет божий. Начались все эти младенческие хлопоты. Вся квартира была увешана пелёнками. В те дикие времена ещё не знали слово памперс. Пелёнка - это обычный кусок сатина, им перематывали шибздика и, он туда писал каждые двадцать минут, и какал такой жёлтенькой дриснёй, с запахом прокисшего молока, каждые сорок минут. Все эти тряпочки, конечно, не успевали высохнуть и, поэтому неимоверное количество пелёнок сушилось на верёвках, натянутых туда-сюда по всей квартире.
Пока я зарабатывал фантики на этой чёртовой стройке, супруга выбивалась из сил, без конца меняя обоссаные и обдристанные пелёнки. Только и успевала кормить Дмитрия Юрьевича своими собственными титьками, которые в связи с такой ситуацией уже перестали быть похожи на морковки, а больше походили на приличные дыньки, напрочь заполненные первосортным молоком. Молоко её железы вырабатывали в огромных количествах, она даже сцеживала часть и отдавала какой-то непутёвой соседке, у которой ввиду чрезмерного курения и, злоупотребления алкоголем молока не было совсем. Димка сосал хреновато и всё время норовил заснуть с соском во рту, приходилось его приводить в чувство, слегка щипая за нос.
Приходя с работы, я видел, что супруга еле ноги волочит после этих дневных упражнений, поэтому старался ночью подпрыгнуть, и накормить его, заранее сцеженным молоком, чтобы она хоть чуть-чуть поспала, чтобы были силы для следующего дня наслаждений материнством.
Но не прошло и месяца, как на нас свалилась беда. Слышали когда-нибудь про «мастит» - именно эта дрянь поселилась в её чудных титечках. Мастит, это когда в груди остаётся молоко и, как бы, начинает там бродить… или киснуть. А лучше посмотрите в интернете, я в этом вопросе хреновый специалист. Короче, всё молоко стало там у неё в сиськах колом, они стали твёрдые как камень. Боль адская, температура повысилась. А мы-то не знаем, что это за фигня такая. Хорошо, что другая соседка, путёвая, подсказала: « Пиздуйте быстрее в больницу, иначе можно титьки потерять». Ёпрст… Ещё чего не хватало? Не хочу я потерять такие чудесные, дынно-морковочные титечки, да я сам ещё не успел насладится ими. И вообще, как я буду жену лапать? Нет, не согласен!

Срочно вызвали скорую, и увезли нас всех троих на оухенной скорости в больницу на Первой речке. Было уже далеко за полночь, в приёмном покое шмары в белых халатах с недовольными, заспанными мордами кое-как, нехотя оформили её, а нам сказали валить нахер, типа, больную оставляем здесь, а вы, два здоровых коня, здесь нахрен не нужны.
«Да пацану всего-то двадцать дней от роду, какой же он конь?» - пытался я их увещевать. Бабы ни в какую, валите - и всё тут! Плюнул я на пол, обозвал тёток очень грубыми словами, забрал свой свёрток и вышел в ночь, со всей силы шарахнув дверью.
Ну, и что дальше? В карманах ни копейки, так как вылез второпях в каком-то домашнем трико. Да хоть бы даже они были, на дворе три часа ночи, все нормальные спят. А  ненормальные с младенцами на руках по улицам шароёбятся. Ни одной машины, естественно, нет. Я догадался, что придётся пидзовать с Первой речки пешком до Некрасовской, а потом по Военному Шоссе до Сельской. На календаре начало мая, во Владике в это время по ночам не шибко жарко, и даже очень прохладновато. Мне-то ничего, я не боюсь этой лажи, морская закалка. А вот как бы малой не замёрз, твою мать! Надо как-то согреть кровинушку своим отцовским теплом. Прижал я свёрток со спящим комочком поплотнее к телу, пятки засунул в свои подмышки и рысцой ломанулся в сторону Некрасовской в надежде на то, что какой-нибудь добрый самаритянин остановится, и подбросит папашу с новым сыном. Изредка проверяя маленькие пятки, размером как подушечка моего среднего пальца.

Самаритян не нашлось, несколько раз попадались машины, один раз даже менты проехали на воронке но, никто не остановился. Даже ментов не заинтересовал тип, который с подозрительным свёртком очень быстрой походкой шагал по абсолютно чёрному Военному Шоссе в направлении  Баляева. Но с милицией я и сам не хотел близко контактировать, так как у меня издавна к ним появилось какое-то предубеждение.
В общем, пришлось мне шлёпать до самой Сельской пешком, не знаю точно, какое там расстояние, но в четыре утра я уже был дома. Лосёнок проспал всё это время на руках, сильных папиных руках. Ничего, сынок, прорвёмся, назло всем злобным тварям прорвёмся. И не такое видали. Ты мой наследник, ты моя третья часть, сына. Измученный, я заменил ему пелёнки, он по дороге пару раз нассал и слегка надристал, но продолжал сладко спать. Наверно, его усыпляло мерное покачивание при каждом шаге и тепло пахучих папкиных подмышек. Снилась замечательная маманина сиська, полная парным, сладеньким молоком, без всяких консервантов и красителей.
Утром малец стал страшно орать, хотя я заменил ему пелёнку на сухую. Догадался – наверно, проголодался, приснившаяся сиська хоть и замечательная, но не сытная оказалась. К восьми часам позвонил Скалозубу и сообщил, что на работу выйти не смогу, так как остался с пацаном вместо матери. Колька проявил неслыханную заботу, не стал в этот раз кормить меня бананом, что было нехарактерно для него, прислал мне двух наших девчонок, которые уже были мамками, чтобы помогли разобраться что к чему… ну, типа, как кормить-поить мелкого. Сгоняли в магазин, взяли какие-то смеси, разболтали всю эту хрень с водой. Димка молча сосал и таращился на нас удивлённо, наверно, почувствовал подмену, но в силу мелкости не мог сообразить, что бы это значило: вместо тёплой титьки - какая-то стеклянная колба. Насытившись, он ещё раз обоссался, сказал «агу» и отрубился, в смысле, заснул. Ну, и ладненько, не так всё сложно оказалось, можно и без мамани, оказывается, обойтись.
А Валюша тем временем загибалась в больнице со своими каменными титьками. Слава богу, там оказался специалист по массированию женских маститных грудей. Вот работёнка! Каждый день только и делает, что массирует тёлочкам сиськи, зашибись, мне бы так. Но это только кажется, что каждый балбес справится. На самом деле, надо знать строение желёз и всё такое, делать строго по правилам. Парняга старался, она потом рассказывала, какая была зверская боль, это была реально пытка. Я даже слегка прослезился, слушая её - какое счастье, что родился мужиком! Какая-то минутка удовольствия от оргазма, а потом ебись с этими внематочными беременностями, абортами, сохранениями, маститами и прочим, прочим, прочим навозом. Да ну нафиг! Не канает! Мужиком быть всё-таки лучше.
Кажущаяся лёгкость воспитания без мамки оказалась обманчивой. Есть-то он ел эту смесь из колбы, да только перестал валить, в смысле, какать, в смысле, дристать. Проходит день, какашек нет. А я не беспокоюсь - отлично, зато мне меньше стирать! Проходит второй день, какашек нет. Хммм? Что бы это значило? Может быть, это такая шикарная смесь, что впитывается полностью без остатка? Хрен его знает. Но пацан стал какой-то беспокойный, спит плохо и мало, стал орать подолгу. На третий день у меня уже бубен трещал от его воплей. Да что за лажа? Что творится? Побежал в детскую консультацию, благо она была в соседнем доме. Врачиха меня «обрадовала», сказала что надо резать, иначе там кабздец начнётся, заворот кишок и ещё какой-то бред. Закидала меня кучей всяких медицинских терминов, ух какая была начитанная! Ни хуя себе! У меня волосы дыбом подскочили! Резать такую малютку!? Вот этими ихними нержавеющими тесаками? Да вы охренели, что ли, уж лучше меня режьте, разве можно такое мелкое существо тесаками? Я, конечно, после её речей пребывал в диком шоке. Побежал домой как оголтелый. По дороге мне попалась соседка, не та, которая непутёвая, а другая, нормальная. Наверно, мой вид с выпученными шарами и перекошенным ртом её заинтересовал.
- Что стряслось, сосед?
Я вкратце ей обрисовал весь ужас положения. Но, бабёнка оказалась довольно-таки смекалистая. «Не ссы! – говорит, - Пошли!»
Пришли ко мне, она взяла кусок мыла, сделала из него водно-мыльный раствор. Всю эту фигню запулила в спринцовку и, засандалила конец спринцовки Димасу в зад. Эге! Круто! Можно даже сказать, практически трахнула его в задницу. Я стою, помалкиваю. На всё согласен, лучше уж так, чем тесаком. Выдавила всю эту жижу внутрь него.
- А теперь, - говорит, - держись парень! Да прикрой ему зад пелёнками поплотнее, иначе будешь потом неделю тут всё отмывать! Я сделал, как она велела, и как раз вовремя. Через минуту внутри у него забулькало, заурчало, да как стрельнет, точно как пробка от шампанского. Вылетела трёхдневная порция пидзатых какашек, но я держал щит из пелёнок крепко, самого чуть не снесло. Был страшно рад, слава тебе господи, но богу было насрать на наши беды, верно говорят: «А сам не плошай». Спасибо тебе, добрая самаритянка, не запомнил даже твоего имени. Вот тебе и врачи, твою мать, образование, видишь ли, у них. Представляю себе, как бы они разворотили ему своими резаками там все внутренности.
Так я потом и поступал каждый раз, когда возникала угроза закупоривания маленькой, но симпатичной  жопки.
Через пару недель супруга вернулась ещё более здоровая, чем была, с бесценным багажом опыта в голове, ведь в больницах постояльцы всегда делятся своими познаниями в области медицины. Побывать в больнице значило примерно то же, что окончить курсы, или пройти тренинг по медицине. А Валя из тех, кому легче воспринимать информацию вербально, с текстами она не дружит, точно как Роберт Кийосаки. Правда, тогда этого ещё не знал.
Я, как и прежде, подскакивал ночью, чтобы облегчить супруге дневное существование. Однажды Димка никак не хотел засыпать, кряхтел, вертелся, хотя был сухой и сытый, и теоретически, по всем понятиям, должен был давно спать. В тусклом свете ночника я заметил у него на теле подозрительные, красные пятна. Оп-па-на! Что за фигня? Включаю свет поярче - мать честная! Несколько волдырей, похожих на укус комара. Но, комаров в мае нет. Я не из простачков, сразу вспомнил, как нас атаковали клопы во времена проживания в курсантской общаге. С этими тварями очень сложно бороться, они очень быстро передвигаются по простыням. Просто вжик, вжик, как молния, даже глаз не успевает уловить. Была отрава в баллончиках но, мне кажется, она на них не действовала. Они вроде как отрубались на время, а потом снова очухивались. Известно, что эти поганые насекомые, когда им нечего жрать, как бы высыхают и так пережидают тяжёлые времена. Как только поблизости появляется кровь, то есть ваше смачное тело, наполненное двумя вёдрами шикарной крови, они оживают и начинают вас пить. Похоже, такое случилось и сейчас, в этой квартире постоянно никто не жил, поэтому они впали в спячку, а тут появилось целых четыре ведра изумительной крови, вот они и очнулись.
Стали мы проверять догадку, ворошить матрас но, эти суки слишком быстро бегают. Пока я включал свет да простыни шевелил, они, наверно, разбежались нахуй по щелям в кроватке. Да, эти шакалы любят забиваться в узенькие щёлочки, тело у них плоское, примерно как у камбалы, и толщиной меньше миллиметра. Вроде, всё чисто, никого нет. Валя уже психует, что ты затеял, типа, возню посреди ночи и всё такое.
Ни хрена! Они тут, эти скотские животные, знаю их повадки, сидят где-то, затаились, волки позорные. Кроватка стоит у стены, на стене висит ковёр, в советские времена у каждой порядочной семьи на стене должен быть ковёр, а в серванте должен стоять хрусталь, не дай бог этого набора не будет. Отодвигаю кровать, оттопыриваю ковёр. А-а-а-а-а-а-а-а! ! ! Капец!!! Этих пидорасов там видимо невидимо. Ё-моё!!! Я их начал тупо давить и жечь из огнемёта, то бишь зажигалкой. Много полегло, но и слиняло тоже немало. Бедный ребёнок, эти ублюдки питались моим сыном почти месяц, самое странное, что нас не кусали, наверно, наши потёртые, несвежие тела им были не по вкусу, а этот хомячок в самый раз. На следующий день купил самую ядрёную отраву и протравил все укромные уголки, где они могли спрятаться.
в пятницу продолжение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments