bar_naxodka (bar_naxodka) wrote in vladivostok,
bar_naxodka
bar_naxodka
vladivostok

Category:

История 87-я: Лавэ.

пиво
Теперь надо найти подходящее место. Это сейчас все норовят поставить недвижимость в напрочь проходном месте, у остановки автобуса, метро и всё такое. В те времена пивные ларьки запихивали куда-нибудь подальше от глаз администрации. На всякий случай, чтобы не сгнобили. Всё-таки возле пивнушек собирался не самый презентабельный народишко, бичи да всякая пъянь. Таким дерьмом город особо не приукрасить. Зачастую клиенты располагались где-нибудь поблизости на травке или на бордюрчике и, под пъяный базар поглощали жидкость, изобретённую ещё древними шумерами. Иногда и отдыхали тут же, культурно свернувшись калачиком, чтобы никому не мешать.
Место такое нашли, недалеко от ТЭЦ с высоченной трубой, надпись на которой прославляла КПСС. Это была та самая труба, которую я видел из окна универовской общаги при поступлении в МФТИ. Какое странное совпадение: тогда я пытался выучится на учёного-астрофизика, а сейчас пытаюсь торговать пивом врозлив. Тогда я не смог решить задачку про заряженную частицу, влетающую в камеру с магнитным полем. Надеюсь, у меня получится решить задачу с частицами пива, влетающими в трёхлитровую банку. Тут всё гораздо проще, это по мне. Как всё-таки удивительны иногда изгибы судьбы, кто бы мог подумать?
Ну что ж, ларёк стоит, и что дальше?

А дальше надо, чтобы привезли грёбаный пивас. Надо было договориться с администрацией какого-нибудь продуктового магазина, чтобы торговать якобы от них. Начал я прочёсывать окрестные магазины. Директора как-то странно на меня косились, и отказывали. Почему - непонятно. Наверно, просто боялись связываться с посторонним, а вдруг подстава! Наконец один понял, что мне требуется. Молодой такой, мордатый парняга, Сергей. Мой ровесник, и как он так быстро стал директором магазина? Мы договорились так: он делает пивной лимит по своим торгашеским каналам, а я торгую.  Зарплату мою он забирает себе, и не лезет в наши пивные дела. И ему хорошо, и нам нормально.

Мурик свёл меня на пивзаводе с бабёнкой, от которой зависело, будет пиво или нет. Нам ведь надо было, чтобы пивас с утреца напирал, нахрена оно нам вечером. Пришлось раскошелиться, пообещал ей двести рублей в месяц в качестве гонорара за бесперебойную поставку напитка. В те времена это была почти месячная зарплата работяги.

Да... вот ещё! В СЭС пришлось тоже раскошелиться, чтобы они написали шикарное резюме на нашу торговую точку. Кстати, эта молочная алюминиевая бочка в принципе не подходила под торговлю пивом: оказывается, кислоты, содержащиеся в пиве, разьедают алюминий, а это вредно для здоровья. Но, за деньги они там написали, что ёмкость соответствует всем санитарным нормам и, вообще лучшая в мире.
Короче говоря, в одно прекрасное майское утро пивная машина подрулила к новенькому ларьку в Лесном переулке, и пиво заплескалось в нашей пидзатой алюминиевой бочке.

- Пааааа-ехххалиии!!! - и открыл окошко. Где-то я уже это слышал! За окошком волновалась очередь, говорю же, не надо никакой рекламы. Пока мы тут оборудовали точку, красили и всё такое, по окрестностям уже разнеслась радостная весть - «пивнушку ставят!» Значит, не надо будет ездить куда-нибудь на Комсомольскую или Эгершельд. Как мало надо для счастья народного. Сразу несколько банок тут же ворвались внутрь, и понеслась. Губит людей не пиво, это знает каждый. «Нехрен тут ждать отстоя пены, отваливай, интеллигенция! Следующий!»
В первый день мы не рискнули залить нашу ёмкость целиком. Если пиво останется на ночь, то к утру из него выйдет газ, а кому нравится тёплое пиво и без газа? В таком дерьмовом виде пиво продать сложно, поэтому залили всего две тонны. Народ шёл хорошо но, недостаточно хорошо, и к тому же машина слилась в обед. Короче говоря, когда стало темнеть и иссяк поток людей, у нас осталось нераспроданным литров двести. Это плохо, но не страшно, завтра новая порция пива, три тысячи литров, разбавит вчерашнее и получится нормальный напиток, пригодный к употреблению.

Посчитали  кэш. Всё нормально. Получилась сумма, достаточная, чтобы рассчитаться за эту первую поставку. То есть, всё что осталось в бочке, это был наш заработок. Оставалось только завтра его продать, и бабло в кармане. Счастливые, мы разъехались по домам.
Надо вам, наверно, объяснить, откуда взялось лишнее пиво, и откуда вообще берутся деньги. Всё просто - дело в пене. Пивники раньше наливали пиво с пеной. Если делать по-нормальному, то надо дождаться, когда пена спадёт, и долить ёмкость доверху. Но, обычно никто так не делал. В результате, каждому покупателю недоливали процентов десять, то есть с трёхтонной бочки получалось литров триста лишнего пива. Это и есть лавэ.

В ту ночь я не мог спать, мне мерещились моря пива вперемешку с океанами денег в крупных купюрах, я мыслил себя уже боссом – оказывается, это так просто. Зарплата дворника у меня была где-то возле двухсот рублей, а тут за один день заработал двести, правда, на двоих. Но я понимал, что это только начало, первый день не показатель, ещё надо научиться правильно разливать пивас, чтобы не пропадало ни одной капли, и побольше пены. Умение приходит со временем.

Утром, когда мы в нетерпении подъехали к нашей точке, эйфорический настрой, нарисованный на наших рожах моментально уступил место дикому разочарованию. Эта паскудная картинка до сих пор стоит у меня перед глазами, как будто всё было вчера. Железное окошко, через которое осуществлялись продажи, было разворочено напрочь, видно, орудовали ломом опупенных размеров. Я специально попросил сделать это окошко из толстого листа металла, оно отодвигалось в сторону при открытии, изнутри запиралось здоровенной металлической щеколдой. Для того, чтобы его сломать, нужна была нечеловеческая сила. Трындец!!!

Главная дверь была цела, но на ней тоже были следы попыток её взломать. Эта дверь вообще была такая же мощная как та, которая вела в бункер рейхсканцелярии Гитлера. Во время её изготовления нас консультировал знакомый воришка, который только и занимался, что взламывал подобные дверки. Поэтому открыть её без ключей было невозможно. А вот с окошком непонятки вышли, во-первых, я заказал его максимально маленьким, чтобы можно было просунуть банку или небольшую канистру. Двадцатилитровые ёмкости уже не проходили, мы их брали через дверь. А во-вторых, конструкция такова, что негде подцепить. До сих пор для меня непостижимая загадка, как умудрились взломать такую, казалось бы, неприступную крепость? И как умудрились пролезть в такую маленькую дырку, эх, мне бы этого гавнюка на «Агатовый», да в котёл. «Эгей! Отзовись, паскуда! Расскажи, как ты это сделал. Я уже забыл обиду».
Теперь всё воспринимается как забавное приключение. Но, скорее всего, никто не отзовётся, личности такого рода преждевременно заканчивают своё существование в зонах для плохишей.

Короче, какая-то мелкая, местная сука или две суки, исхитрились пролезть в это микроскопическое оконце и, всё что можно разгромили там вдрызг, а впридачу слили оставшееся пиво - наше ещё неродившееся лавэ. Ё! П! Р! С! Т! В тот момент я бы разорвал этого ублюдка на мелкие, очень мелкие, еле различимые в самый сильный микроскоп кусочки. По всем законам человеческой морали, я даже был обязан это сделать. Но впрочем, думаю, что бог наградил его по заслугам, надеюсь, что эта тварь сгнила где-нибудь за пятью рядами колючей проволоки.
Ну, и что дальше? 

Скоро приедет машина с новой порцией пива. Начали собираться синяки с опухшими рожами от вчерашнего. Но, ваш пытливый повествователь, спасатель пароходов, не привык легко ломаться под ударами судьбы. Субботинская закалка, а также морская и рельсово-шпальная, выковали железный характер и стальную силу воли. Быстро были найдены мастера со своими сварочными прибамбасами, которые в то время, пока приехавший пивовоз сливал своё содержимое, быстренько всё исправили и ещё приварили на окошко кучу защитных железяк. В этом смысле Совдепия мне нравилась, любой работяга или там водитель бросали нахер свою работу и делали ту, за которую платили деньгами, а не просто спасибом.

Теперь, после нового тюнигования, здесь нужна была только ядерная бомба. Ломом не обойтись. Накось, выкуси, пидорасы!
В этот день народ напирал со страшной силой, кран практически не закрывался, пиво лилось беспрерывно. И что за напиток такой странный, вроде, несладкий, и не особо вкусный, а пользуется таким бешеным успехом. Даже горьковатый местами. За что его так любят? Солнце не успело упасть в Амурский залив, а бочка уже была пуста. Прибегали типы с гигантскими канистрами, умоляли продать хотя бы литр, они не верили, что пива нет. Они готовы были валяться в пыли, готовы были отдать полцарства за литр жёлтой как ссаки жидкости, но пива не было. Сегодня удача развернулась к нам лицом, к ним жопой.

Пока снаружи мужчины с большими канистрами полемизировали по поводу наличия или отсутствия пива, мы с Егоркой аккуратненько сложили все принесённые купюры, пересчитали их и подвели итог.
Победа!!! Четыреста колов лавэ - это вам, как говорится, не тяп-ляп.
Четыреста полноценных, хотя и деревянных, казначейских билетов банка Советского грёбаного Союза! Так вот как выглядит прорыв! Как долго я его ждал!
Ребята, то, что я чувствовал, не описать. Невообразимая лёгкость во всём теле. Изнутри так и прёт. В этот момент я любил всех людей земли, включая и тех педиков с большим ломом. Наверно, тогда я их простил, точно не помню.

Мы это сделали. Но я понимал, что это только начало. Я соображал, что это жалкие копейки по сравнению, с тем, что будет дальше. Чтобы вам было понятнее, пририсуйте к цифре ноль, по сегодняшним понятиям это четыре тысячи рублей в день. Ну, правда, на двоих. Кстати, Боливар не любит, когда на его загривке сидят двое.
будет продолжение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments