zayamshanovu wrote in vladivostok

Categories:

Открытое Письмо. ДВФУ: безнаказанное психологическое насилие и издевательство над личностью инвалида

                                                     ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Дорогие сограждане!

Если вы думаете, что, заключив договор об оказании платных образовательных услуг с Дальневосточным федеральным университетом, избавите своих детей от излишних проблем  и обеспечите им спокойную учёбу, то вы заблуждаетесь.

Здесь не принято соблюдать не только условия договоров, но и Федеральные Законы. Здесь игнорируют даже собственные внутренние требования.

В 2016 году моя дочь, инвалид 3 группы, закончила бакалавриат ДВФУ с красным дипломом, но в магистратуру на бюджетной основе зачислена не была. Преподаватели кафедры «Лингвистики и межкультурной коммуникации» в нарушение требований университета провели зачисление не в два этапа, а в один. Второй этап включал в себя учёт личных достижений: наличие красного диплома, участие в научной и общественной жизни, продолжение образования по прежнему профилю и т.д. Это давало моей дочери неоспоримое преимущество  перед другими претендентами. Да и первый этап прошёл очень торопливо: 35 желающих на 13 мест были опрошены менее, чем за 3,5 часа и сразу же был вынесен вердикт (стояла хорошая погода, и все, видимо, торопились на пляж).

 

Поскольку желание моей дочери учиться в данной магистратуре было очень велико и в её жизненные планы входило дальнейшее обучение в аспирантуре и не желая обострять отношения с кафедрой, я решил просто оплатить образование, о чём сильно впоследствии пожалел.

На первом курсе среди преподавателей появились лица, вообще не имеющие учёной степени. Некоторые занятия проводились просто халтурно: преподаватели опаздывали на занятия, сокращали их, а порой просто отменяли, перенося на более удобное для себя время.  Некоторые преподаватели уезжали среди семестра, некоторые продлили новогодние каникулы, уехав до окончания учебного процесса, а один и вовсе умудрился уехать в сессию, отменив экзамен, о чём даже сообщил студентам по электронной почте, чтобы его не искали в университете. Я был вынужден обратиться в магистратуру и урегулировать этот вопрос.

Первый курс моя дочь окончила с отличием. А второй курс начался кошмарно. Сначала на педагогической практике ей не предоставили материальное обеспечение (согласно Договору №16-ВИ-ШРМИ-1-01267  п. 5.3.3. и п. 2.2. были обязаны это сделать). Для прохождения практики мы были вынуждены за свои средства купить ноутбук с колонками. Руководитель практики, она же и руководитель магистерской диссертации,  несмотря на то, что моя дочь стала жаловаться на плохое самочувствие, регулярно оставляла её после занятий на длительное время, предъявляя претензии, что она не демонстрирует перед студентами личной заинтересованности. Затем в характеристике указала, что моя дочь безынициативная, безответственная и т.д. А при  личной встрече заявила мне, что у моей дочери комплекс отличницы, и она снизила ей оценку до «удовлетворительно» для того, чтобы она всё пережила, осмыслила и успокоилась. А по поводу магистерской работы заявила, что ей «всё равно», защитится моя дочь или нет – ей за это «ничего не будет», её за это никто не накажет. Эту фразу затем она неоднократно повторяла дочери на консультациях, которые проводились почему-то в дни свободные от других занятий. Дочь была вынуждена ездить на о. Русский в переполненных автобусах исключительно ради одной консультации, что довольно проблематично при её состоянии здоровья. Она неоднократно просила руководителя перенести консультацию на другой день, но постоянно получала отказ. Видимо, имея мужа, занимающего большую должность в университете, она чувствовала себя безнаказанной.

Далее. Следующая практика - в нарушение п. 2.2. существующего Договора, - срок защиты которой по учебному плану - январь 2018 года, была перенесена на ноябрь 2017 года и приурочена к 75-летию кафедры. Магистрантов обязали оформить торжественное заседание кафедры. Непонятно, какое вообще отношение имеет это к учебному процессу? Дочь должна была взять интервью у одного из преподавателей-ветеранов, но выполнить это задание не смогла, так как  этого человека уже несколько лет как нет на белом свете, о чём она и написала руководителю практики. В ответ стали приходить угрозы снижения оценки, требования явиться к заведующей кафедрой и написать объяснительные, и наконец, «явиться на заседание кафедры, чтобы все преподаватели видели, кому они обязаны за срыв торжественного заседания».

Я был вынужден напомнить сотрудникам кафедры, что в соответствии с частью 1 статьи 48 Федерального Закона № 273-ФЗ от 29.12.2012 года «Об образовании в Российской Федерации» педагогические работники обязаны

«соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики и уважать честь и достоинство обучающихся и других участников образовательных отношений», 

а также привести выдержки из Договора:

п. 2 Обязанности Исполнителя:

п. 2.3: Создать Обучающемуся необходимые условия для освоения выбранной образовательной программы;

п. 2.4: Во время оказания образовательных услуг проявлять уважение к личности Обучающегося, оберегать его от всех форм физического и психологического насилия, обеспечить условия укрепления нравственного, физического и психологического здоровья.

В результате длительного нахождения в состоянии затяжного стресса у моей дочери развилось тяжёлое неврологическое заболевание, и я был вынужден обратиться к заведующей кафедрой с просьбой предоставить дочери положенные по Федеральным Законам определённые послабления по учёбе. В ответ я услышал, что они в своей практике опираются только на требования университета.

Тогда я был вынужден обратиться в и.о. директора школы ВИ-ШРМИ ДВФУ с просьбой объяснить, почему не выполняются условия Договора и Федеральные Законы по отношению к инвалидам, и получил феноменальный ответ: «Вас – договорников – много, и учесть мнение каждого не возможно», «у нас в стране к инвалидам везде так относятся» и «если со здоровьем так плохо, то оформляйтесь в академический отпуск».

После этого мне ничего больше не оставалось, как обратиться в Прокуратуру г. Владивостока. Это вызвало со стороны зав. кафедрой и группы преподавателей открытую месть. Мало того, что последовало откровенное занижение оценок на экзаменах, дочь была лишена доступа к любого рода информации. С конца апреля 2018 г. ни я, ни моя дочь не получили ни одного ответа на свои письма – ни от руководства Школы, ни от кафедры, ни из магистратуры. Я неоднократно напоминал в своих письмах, что как Заказчик, согласно Договору (п.5.2.1)   я вправе  требовать от Исполнителя предоставления информации по вопросам, касающимся организации и обеспечения надлежащего качества услуг, а моя дочь имеет право:

п. 5.3.1. Обращаться к работникам Исполнителя по вопросам, касающимся обучения в ДВФУ;

п. 5.3.2. Получать помощь и достоверную информацию об оценке своих знаний, умений и  навыков, а также о критериях этой оценки.

Кстати, в конце обучения некоторые оценки оказались изменены в сторону уменьшения.

Также до нас не был доведён Приказ Минобрнауки РФ от 29.06.2015 г. № 636, утверждающий порядок проведения государственной итоговой аттестации. Согласно п.43 «Порядка проведения для обучающихся из числа инвалидов» государственная итоговая аттестация проводится организацией с учётом их психофизического развития, их индивидуальных возможностей и состояния здоровья.  В соответствии с пунктами 45-46 этого регламентирующего документа все локальные нормативные акты по вопросам итоговой аттестации доводятся до сведения обучающихся инвалидов в доступной для них форме. 

Больше месяца мне не удавалось заставить  сотрудников университета принять справку о состоянии здоровья моей дочери. Это получилось сделать только 14.06.2018 г. с помощью сотрудников телеканала ОТВ-Прим по журналистскому запросу.

Объяснять свои действия и свою позицию перед журналистами сотрудники кафедры не решились, дальше холла съёмочную группу в здание университета не пустили. Но на камеру был озвучен официальный ответ за подписью проректора по учебной и воспитательной работе. Он гласил, что университет не видит препятствий, чтобы моя дочь завершила образование вовремя, и сообщал, что её работа рекомендована к защите. 

С 18 июня с.г. этот репортаж ОТВ-Прим неоднократно транслировался в  телевизионных новостях.

Позднее из Прокуратуры Приморского края я получил ответ, что согласно приказу 12-16-3036 по ДВФУ от 14.07.2018.г. моя дочь задолженностей не имеет и допущена к итоговой аттестации. К моему сожалению, и Прокуратура г. Владивостока, и Прокуратура Приморского края удовлетворились отписками общего плана со стороны университета, хотя я и подавал протесты, указывая на отсутствие конкретных ответов на конкретно поставленные вопросы.

4 июля с.г. по прибытию на государственную итоговую аттестацию, несмотря на то, что я заранее направил 2 письма с просьбой предоставить нам возможность не находиться на защите длительно в связи с состоянием здоровья, нам без внятного объяснения причин объявили, что решением кафедры (?!) моя дочь не допущена к итоговой аттестации. Я потребовал  предоставить мне это решение в письменном виде, что, однако,  до сих пор так и не выполнено. Как я позднее выяснил, это решение было принято на заседании кафедры 21 июня, и две недели не доводилось до нашего сведения.

Эта история едва не закончилась для моей дочери госпитализацией. Не знаю, чем бы это всё завершилось, если бы в это дело лично не вмешался Уполномоченный по правам человека по Приморскому краю, а затем и представитель Приёмной Президента РФ по Приморскому краю…

В соответствии с пунктом 48 «Порядка проведения итоговой аттестации» обучающийся инвалид не позднее, чем за 3 месяца до начала проведения государственной итоговой аттестации должен подать письменное заявление о необходимости создания для него специальных условий. Но поскольку в нарушение п. 43-46 указанного выше  документа мы не были об этом проинформированы и поскольку у нас длительное время даже не принимали справку о состоянии здоровья, на итоговой аттестации нам не были созданы специальные условия. Наоборот, на индивидуальной защите, которая длилась 50 минут, моей дочери было задано 18(!)  вопросов. Я дважды был вынужден напоминать комиссии о недопустимости таких действий по отношению к студенту-инвалиду с тяжёлым неврологическим заболеванием. Затем последовало 40 минут  обсуждения, во время которого члены комиссии-сотрудники кафедры с криками и воплями  убеждали остальных членов комиссии, что я непорядочный человек и посмел жаловаться на них в различные инстанции. Их даже не смутило то, что звукоизоляция в здании университета отвратительная и что  я их об этом лично предупреждал.

Решение комиссии: оценка «удовлетворительно». Я, конечно, подал апелляцию.

Я считаю, что это не оценка знаний и способностей моей дочери. Это преподаватели сами вынесли оценку собственным педагогическим способностям. 

Кто мне сможет ответить на вопрос: если эти действия преподавателей до и во время итоговой аттестации не психологическое насилие и издевательство над личностью инвалида, то что это тогда?

Теперь моя дочь нуждается в длительном и дорогостоящем лечении. Долгое время она, по всей видимости, не сможет работать. Ну, с этой проблемой наша семья справится.  Нам это не впервой.

Вы же, дорогие сограждане,  делайте выводы из нашего горького опыта сами. Я вас прошу: рассматривайте все возможные варианты для образования своих детей, изыскивайте различные резервы и не позволяйте, чтобы чья-то злая воля ломала их судьбу на самой заре их жизни.

                                                                                                                     А.П. Ямшанов,

                                                                                                                22 августа 2018 г.,

P.S.: Нашу аппелляцию университет отклонил, слишком поздно отправили, собственные нарушения видно их мало волнуют.

Ссылки на упоминаемую в открытом письме публикацию otvprim.ru:

http://www.otvprim.ru/science/primorskij-kraj_18.06.2018_65426_konflikt-s-prepodavatelem-edva-ne-postavil-krest-na-uchebe-studentki-dvfu.html 

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.