Иван Тарасов (muna_cynepcmap) wrote in vladivostok,
Иван Тарасов
muna_cynepcmap
vladivostok

Categories:

Мокшанскiй полкъ на сопкахъ Маньчжурiи






Во время русско-японской войны в феврале 1905 г. 214-й резервный Мокшанский пехотный полк в тяжелейших боях под Мукденом попал в окружение, постоянно подвергался атакам противника, боеприпасы были на исходе. В критический момент командир полка полковник Павел Петрович Побыванец (1848 – 1905гг.) повёл полк в отчаянную штыковую атаку. В этом бою капельмейстер Илья Шатров под развёрнутым знаменем вёл свой оркестр. Воодушевленные боевым маршем солдаты обратили японцев в бегство, прорвали окружение. В ходе боя погиб командир полка Побыванец, из почти четырёх тысяч человек в живых осталось только семьсот, из шестидесяти одного музыканта – лишь семеро. За этот подвиг все музыканты оркестра были награждены георгиевскими крестами, а Илья Шатров – офицерским орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами. Оркестр был удостоен почётных серебряных труб.



Илья Алексеевич начал писать вальс, посвященный погибшим боевымтоварищам ещё оставаясь в Маньчжурии. Закончил он его в 1906 г. в Самаре, а летом 1907 г. вальс «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии» был издан. Произведение стало необычайно популярным, только за первые 3 года после написания этот вальс переиздавался 82 раза.

Популярность нового музыкального произведения не оставила равнодушными поэтов. Первая версия появилась уже в 1906 г. Затем – множество других. По мере написания слов на музыку вальса «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии», изменилось его название, из которого исчез Мокшанский полк, вдохновивший композитора. Авторы, сообразно времени написания, вкладывали собственный смысл в создаваемые тексты.



Первую версию слов написал самарский писатель Степан Гаврилович Петров (Скиталец). «На сопках Маньчжурии» на слова Скитальца пользовалось популярностью в исполнении Михаила Вавича.

Страшно вокруг,
И ветер на сопках рыдает
Порой из-за туч выплывает луна,
Могилы солдат освещает.

Белеют кресты
Далёких героев прекрасных.
И прошлого тени кружатся вокруг,
Твердят нам о жертвах напрасных.

Средь будничной тьмы,
Житейской обыденной прозы,
Забыть до сих пор мы не можем войны,
И льются горючия слезы.

Плачет отец,
Плачет жена молодая,
Плачет вся Русь, как один человек,
Злой рок судьбы проклиная.

Так слёзы бегут
Как волны далёкого моря,
И сердце терзает тоска и печаль
И бездна великого горя!

Героев тела
Давно уж в могилах истлели,
А мы им последний не отдали долг
И вечную память не спели.

Мир вашей душе!
Вы погибли за Русь, за Отчизну.
Но верьте ещё мы за вас отомстим
И справим кровавую тризну!


Мрачно и безысходно. И как-то не вяжется с тем, что пытался выразить Илья Алексеевич. Выходец из низов, [Скиталец] в 1905 г. подвергался аресту за участие в революционных делах. Поэтому выражал он отношение к войне с Японией, как своё собственное, так и близких ему либеральнореволюционных кругов: во всём виноват Царь. Угроза отомстить и справить кровавую тризну в его устах обращена не к Микадо, а к собственным российским властям.
После революций 1917 г. ранее написанные слова уже не могли удовлетворить новые власти, поэтому Алексей Машистов написал новые.

Ночь подошла,
Сумрак на землю лёг,
Тонут во мгле пустынные сопки,
Тучей закрыт восток.

Здесь, под землёй
Наши герои спят
Песню над ними ветер поёт
И звёзды с небес глядят.

То не залп с полей пролетел —
Это гром вдали прогремел.
И опять кругом всё спокойно,
Всё молчит в тишине ночной.

Спите бойцы,
Спите спокойным сном.
Пусть вам приснятся нивы родные,
Отчий далёкий дом.

Пусть погибли вы в боях с врагами,
Подвиг ваш к борьбе нас зовёт!
Кровью народной омытое знамя
Мы понесём вперёд!

Мы пойдём навстречу новой жизни,
Сбросим бремя рабских оков!
И не забудут народ и Отчизна
Доблесть своих сынов!

Спите, бойцы,
Слава навеки вам.
Нашу отчизну, край наш родимый
Не покорить врагам!

Ночь. Тишина.
Лишь гаолян шумит.
Спите, герои, память о вас
Родина-мать хранит.


Справедливости ради нужно отметить, что эти слова гораздо естественнее укладываются в музыкальный размер произведения, поэтому в настоящее время наиболее популярны у исполнителей. На эти слова пели, например, Дмитрий Хворостовский и Людмила Зыкина.
К замыслу композитора, впрочем, этот текст никакого отношения не имеет. Новая жизнь оказалась такова, что героев русско-японской войны надолго забыли.
Грянула Вторая мировая. Япония получила по всем своим заслугам. Естественно, понадобились иные слова, которые и написал Павел Шубин:

Меркнет костер,
Сопки покрыл туман.
Легкие звуки старого вальса
Тихо ведет баян.

С музыкой в лад,
Припомнил герой-солдат
Росы, березы, русые косы,
Девичий милый взгляд.

Там, где ждут сегодня нас,
На лугу в вечерний час,
С самой строгою недотрогою
Танцевали мы этот вальс.

Вечера свиданий робких
Давно прошли и скрылись во тьму…
Спят под луною маньчжурские сопки
В пороховом дыму.

Мы сберегли
Славу родной земли.
В битвах жестоких мы на Востоке,
Сотни дорог прошли.

Но и в бою,
В дальнем чужом краю,
Припоминаем в светлой печали
Родину-мать свою.

Далека ах, далека
В этот миг от огонька.
В ночи хмурые из Маньчжурии
Уплывают к ней облака.

В темный простор,
Мимо ночных озер,
Легче, чем птицы, выше границы
Выше сибирских гор.

Покидая край угрюмый,
Летят за нами в радостный путь
Все наши самые светлые думы,
Наша любовь и грусть.


Шубинская версия самая, пожалуй, симпатичная и безобидная. В исполнении очень красива и мелодична. Мокшанский полк, впрочем, к этому времени уж и вовсе был забыт.
Новые слова – попытка восстановить историческую справедливость, по-другому взглянуть на события русско-японской войны 1904 – 1905 гг.

В утренней мгле
Горн проиграл сигнал.
Сопок уснувших чуткий покой
Марш боевой взорвал.

Шквальный огонь
Встретил пехоты цепь.
Дыбом пред ней вставала земля,
В небе рвалась шрапнель.

Замолчал альтист молодой,
Еле слышен марш боевой,
И корнет умолк, и валторна,
Лишь играет трубач седой.

Вверх и вперёд!
Близок окопов ряд.
Гибель свинец навстречу несёт,
Но нет нам пути назад.

Рукопашный бой удалый
Разыгрался в море огня –
Враг не забудет день схватки кровавой,
Русский наш штык кляня.

Венский вальс оркестру полковому
В парке городском не играть.
И трубачу, и альтисту младому
В сопках судьба лежать.

Горечь утрат
Болью сжимает грудь:
Павших героев тени кружат –
Вальс навевает грусть.

Спите, бойцы,
Вечная память вам –
Нерукотворный встал к небесам
Славы нетленный Храм.

И не крест на сопках стоит,
Не гранит покой ваш хранит.
О боях и товарищах павших
Вальс Маньчжурский в сердцах звучит.


ИСТОЧНИКЪ
Tags: История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments